Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (48), 2016

Методический подход к изучению коэволюции социально-экономического развития региона

The methodical approach to the study of co-evolution of social and economic development of the region

Авторы


доктор технических наук, профессор, проректор по научной работе, Заслуженный деятель науки РФ
Россия, Международная академия бизнеса и новых технологий
bragzv@yandex.ru


кандидат экономических наук, старший преподаватель кафедры экономики и экономической безопасности
Россия, Костромской государственный университет
ilyak19k@yandex.ru


аспирант кафедры финансов и бухгалтерского учета
Россия, Технологический университет (г. Королёв)
john_morozov@mail.ru

Аннотация

С точки зрения механистического подхода, экономическим измерителем анатомии изучаемой проблемы является показатель: количественно – качественная характеристика (параметр) изучаемой проблемы, как обособленная сущность. При изучении коэволюции социально-экономического развития региона, сущностью измерителя становятся различия между показателями, характеризующими изменчивость, взаимосвязанность, взаимообусловленность и сопряженность процессов регионального развития. В статье предлагается методический подход к осмыслению и выбору показателей, способных характеризовать коэволюцию социально-экономического развития региона.

Ключевые слова

социально-экономическое развитие региона, коэволюция социально-экономического развития региона, показатели коэволюции социально-экономического развития региона

Финасирование

Статья написана в рамках выполнения гранта РФФИ «Моделирование коэволюции социально-экономического развития регионов РФ» проект № 16-06-00034

Рекомендуемая ссылка
Брагина Зинаида Васильевна , Киселев Илья Константинович , Морозов Иван Андреевич
Методический подход к изучению коэволюции социально-экономического развития региона// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (48). Номер статьи: 4823. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4823/
Authors

Bragina Zinaida Vasil'evna
Doctor of Technics, honored worker of science of the Russian Federation, professor, Vice-rector for scientific work
Russia, International Academy of Business and New Technologies
bragzv@yandex.ru

Kiselev Il'ja Konstantinovich
PHD, senior lecturer Economy and economic security
Russia, Kostroma State University
ilyak19k@yandex.ru

Morozov Ivan Andreevich
graduate student of the Department of Finance and Accounting
Russia, University of Technology (Koroljov)
john_morozov@mail.ru

Abstract

From the standpoint of the mechanistic approach, the economic measure of anatomy of studied problem is the indicator: quantitative and qualitative characteristic (parameter) of the studied problem, as a separate essence. In studying of the co-evolution of social and economic development of the region, the differences between the indicators of the variability, interconnectivity, interdependence and conjugacy of processes of regional development become the essence of the measurer. The article suggests a methodical approach to understanding and selection of indicators that characterize the co-evolution of social and economic development of the region.

Keywords

socio-economic development of the region, the co-evolution of social and economic development of the region, indicators of co-evolution of social and economic development of the region

Project finance

The article was written as part of the grant RFBR "Modeling coevolution of social and economic development of regions of Russia" project number 16-06-00034

Suggested Citation
Bragina Zinaida Vasil'evna , Kiselev Il'ja Konstantinovich , Morozov Ivan Andreevich
The methodical approach to the study of co-evolution of social and economic development of the region. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (48). Art. #4823. Date issued: 2016-11-30. Available at: http://eee-region.ru/article/4823/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Одним из важнейших условий эффективного управления социально-экономическим развитием регионов является применение экономических измерителей адекватных изучаемой проблеме. Важно предотвратить систематические и случайные ошибки, просчеты, которые имеют место при проведении экономических измерений. Заслуживают внимания проблемы  методов формирования экономических величин и обеспечение согласованности экономических измерений в пространстве и времени. Рассмотрим эту проблему применительно к исследованию коэволюции социально-экономического развития регионов.

Основой разработки плановых, программных и прогнозных документов являются показатели, позволяющие всесторонне описать социально-экономические процессы и явления, представить и обосновать управленческие решения. Для установления закономерностей и тенденций развития социально-экономической системы региона, необходимо обосновать систему показателей, характеризующих ее состояние, при этом надо учитывать методологическую парадигму, в которой проводится исследование. Широко распространена механистическая парадигма толкования статуса и сущности показателя. Рассмотрим этот подход.

 

Механистическая парадигма толкования статуса и сущности показателя

С точки зрения философии показатель – это мера, то есть единство качественного и количественного отражения свойств объективных явлений и процессов в научном сознании. Поскольку статистика изучает массовые явления, статистический показатель – это обобщающая характеристика какого-то свойства совокупности, группы. Статистический показатель имеет указание на территориальные границы объекта (жилье на определенной территории – Российской Федерации) и границы во времени – конкретный период времени. Без указания территориальных, отраслевых или ведомственных границ объекта и без привязки к определенному интервалу времени или моменту статистический показатель не существует, точнее: не имеет смысла [4].

Показатель  – это качественно-количественное представление объекта: социально-экономического процесса, явления. Качественная сторона показателя отражает сущность и принадлежность объекта по месту и времени, а количественная – придает объекту количественную определенность. То есть качественная сторона показателя представляет собой стандарт экономической сущности отражаемого процесса, принимаемой всеми субъектами социально-экономической системы к использованию. Благодаря унификации сущности каждого показателя удается обеспечить понятное для всего экономического сообщества планирование, организацию, учет, контроль, корректировку и новые целевые установки. При разработке плановых и прогнозных документов применяется не отдельно взятый показатель, а система взаимосвязанных и взаимодополняющих друг друга показателей. Система показателей планирования и прогнозирования изменяется в зависимости от условий функционирования региона, целей и задач планируемого (прогнозируемого) периода.

Уместно рассмотреть здесь техническое толкование статуса (роли) «показателя» в оценке состояния социально-экономической системы, используемые разными профессиональными группами: экономистами, статистиками, плановиками, а другой – специалистами по автоматизированной обработке данных. Подробно этот вопрос рассмотрен нами в работе  «Структуризация информационного пространства» [2]. В механистической парадигме, ориентированной на поиск структуры объекта и изучение поведения отдельных его частей, на основании чего выводятся законы поведения объекта как целого, показатель принято понимать как обособленную, качественно определенную величину, которой может соответствовать множество количественных значений. Механистическое представление строится на принципах строгой иерархии, то есть более крупные системы содержат в себе более мелкие. Данное представление является во многом упрощенным, так как в природе отсутствуют строгие иерархии, объекты более пластичны и гибки.

 

Экологический подход к толкованию статуса и сущности показателя

Рассмотрим его экологическое толкование, которое в большей мере согласуется с коэволюционным подходом исследования развития социально-экономических систем регионов. При обращении к экологическому представлению о системах, взаимоотношения между частями и целым (или в нашем рассуждении процессом и региональной системой), приобретают иной характер и содержание: свойства частей могут быть правильно поняты только в контексте более крупного целого. Согласно устоявшемуся мировосприятию реальность состоит из совокупности объектов, которые взаимодействуют между собой. Взаимодействия между объектами представляются как процессы. В рамках экологического подхода, опирающегося на такие принципы как связность, взаимоотношения и контекст, главной особенностью живой системы (социально-экономическая система региона может быть отнесена  к классу живых систем см. [6]) является то, что свойствами целого не обладает ни одна из его частей, а новые свойства возникают из взаимодействий и взаимоотношений между частями. Важным является то, что экологический подход, не отвергая наличия структурных частей в системе, во главу угла ставится их неизолированное положение, а взаимосвязанное, взаимообусловленное. То есть концентрация внимания исследователя переориентируется с изучения частей объекта как отдельных сущностей, на изучение взаимоотношений между частями целого.

В рамках наших исследований опыта регионального развития было выявлено, что набор традиционно используемых показателей для оценки региональных процессов характеризуется одновременно разнообразием и повторяемостью. Выводы исследователей и получаемые региональные рейтинги по тем или иным аспектам регионального развития, практически не отличаются от исследования к исследованию. Данный факт говорит о том, что конкретный показатель, отражающий качественно-количественный результат взаимодействия двух и более региональных процессов, является частью единой сети, только в своей целостности дающей представление о состоянии региональной системы. Кстати, такой же вывод мы получаем, анализируя результаты опубликованных исследований других специалистов. Так, например, показатель уровня безработицы используется одновременно для оценки инвестиционной привлекательности [11]; инновационного развития региона [1]; конкурентоспособности региона [13]; социально-экономического развития региона [12]. Показатели плотности железнодорожных путей общего пользования и плотности автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием применяются для оценки инвестиционной привлекательности [11]; инфраструктуры [7; 8; 9]; конкурентоспособности региона [13].

Как отмечает Ф. Капра, «на протяжении всей истории западной науки и философии существовал конфликт между изучением материи и формы. Изучение материи начинается с вопроса «из чего это сделано»; изучение формы – с вопроса «как это сделано, каков его паттерн». Другими словами, структура включает количества, тогда как паттерн включает качества» [6, 98-99]. Конфигурацию взаимоотношений элементов, характерную для определенной системы, отражает ее паттерн. Таким образом, показатель является качественно-количественным отражением паттерна моделируемой системы, находясь в диалектической связи с ее структурой и процессами, формирующими ее состояние в конкретный период времени.

Завершая рассуждение о статусе и сущности показателя, как самостоятельного феномена, мы утверждаем, что исследование взаимосвязанности, взаимообусловленности развития социально-экономических систем регионов (т. е. их коэволюции) нуждается (может быть адекватно отражено) в показателях иного типа, которые могут характеризовать состояние процесса коэволюции и темп его развития. Рассмотрим становление (рождение) таких показателей как продуктов нашего исследования коэволюции социально-экономического развития регионов.

 

Проблема комплекса показателей для исследования коэволюции  социально-экономического развития регионов

Теперь вернемся к проблеме комплекса показателей для моделирования коэволюции  социально-экономического развития регионов. В нашей статье [3] было  показано, что коэволюция социально-экономического развития регионов происходит под влиянием двух сил, инициирующих этот процесс. Первый – эволюционное развитие региона за счет использования природных ресурсов, которыми он располагает, и организации (управления) процессами их использования, от эффективности этих процессов, от развития материально-технической базы хозяйственного комплекса региона и умения специалистов региона привлекать актуальны для региона ресурсы. Второй – выполнение гос. программ, выполняющих роль регулятора в обеспечении коэволюции регионов.  Направленному воздействию на обеспечение справедливого, коэволюционного развития регионов активно способствуют государственные программы. Все государственные программы можно разделить на три класса: программы, направленные на непосредственное повышение роста качества жизни населения; направленные на опосредованное повышение качества жизни населения (сюда нужно отнести  так называемые отраслевые и региональные программы); и направленные на реализацию иных суверенных функций государства (в том числе, оборона страны, национальная  безопасность и др.)

В настоящее время в регионах России реализуются 43 федеральных целевых программы по пяти направлениям, в том числе новое качество жизни, инновационное развитие и модернизация экономики, эффективное государство, сбалансированное региональное развитие, обеспечение национальной безопасности. Для анализа нами были приняты государственные программы, которые одновременно доступны всем субъекты Российской Федерации, и нацелены на решение основополагающих проблем развития регионов.

Следовательно, для обоснования комплекса показателей для моделирования коэволюции социально-экономического развития регионов надо систематизировать перечень показателей, предусмотренных в самих государственных программах. Логический анализ информационного обеспечения государственных программ, как продуктов коллективного разума научных работников и отраслевых специалистов важен, результаты его значимы. Но, тем не менее, мы должны выполнить и количественный анализ, позволяющий  избежать перекрытия (дублирования), построения смыслов экономических и социальных процессов, выраженных показателями. Вторым шагом обоснования комплекса показателей, характеризующих ход реализации государственных программ является их сопоставление с показателями, фиксирующимися в статистическом учете. Необходимо отметить, что в большинстве случаев для оценки хода выполнения государственных программ используются индексы, то есть отношение уровня конкретного показателя в оцениваемом периоде к уровню базового. В данном случае за «индексом» теряется содержание происходящих процессов в его соотношении и взаимодействии с другими процессами, переводя внимание на динамику изменения. В этой связи в нашем исследовании в качестве исходных данных не используются значения индексов, а применяются показатели в их исходных значениях за текущий год.

В качестве третьего, контрольного способа выбора исходного множества показателей для моделирования коэволюции социально-экономического развития регионов мы использовали корреляционный анализ исходного множества показателей состояния социально-экономических систем регионов РФ. В таблице 1 представлены результаты оценки тесноты корреляционной связи.

 

Таблица 1 — Оценка корреляционной связи по показателям, вошедшим в исследуемый информационный массив за период 2005-2014гг.

Период Значение тесноты связи, % случаев в выборке
Слабая связь Умеренная связь Значительная связь Тесная связь
2005 52,8 24,7 17,3 5,2
2006 53,3 28,1 13,4 5,2
2007 48,5 32,0 15,2 4,3
2008 50,6 31,2 12,6 5,6
2009 54,1 20,8 16,4 8,7
2010 52,4 29,0 11,2 7,4
2011 56,3 26,4 11,7 5,6
2012 54,1 25,5 15,2 5,2
2013 53,7 24,2 16,5 5,6
2014 53,7 22,1 19,5 4,7

 

На основании матрицы корреляции, рассчитанной по показателям, вошедших в информационный массив, можно констатировать, что для более, чем в 50% случаев корреляция между показателями характеризуется как слабая, для 22% случаев – умеренная, для 19% — значительная, в 5% случаях – тесная. Основываясь на отнесении показателей к характеристике конкретной государственной программы, а также информации о показателях, характеризующихся тесной корреляционной связью, необходимо обратить внимание на то, что показатели, демонстрирующие тесную корреляционную связь, относятся к различным государственным программам. Данное обстоятельство дает право использовать в дальнейшем исследовании выбранные показатели. Таким образом, сформированный информационный массив отражает различные по содержанию и поведению процессы, что дает возможность перехода к следующему этапу моделирования коэволюции социально-экономического развития региона.

 

Методологические основы исследования коэволюции социально-экономического развития регионов

Коэволюция социально-экономического развития регионов предполагает его как согласованный, социально-справедливый процесс, в котором темпы изменения отличий между показателями регионов были бы минимальными. Принято говорить, что регионы желательно, чтобы изменялись в одном темпе, что, как следствие, обеспечит примерно равный темп изменения качества жизни, а значит и социальное благополучие. В основе исследования коэволюции социально-экономического развития регионов следует использовать метрику, характеризующую меру различия состояния этих регионов. Нам важно достичь не равенства между значениями всех показателей по всем исследуемым регионам, а важно понять темп их изменения. Уровень значений показателей состояния региона зависит от природных ресурсов, которыми он располагает, и организации (управления) процессами их использования, от эффективности этих процессов, от развития материально-технической базы хозяйственного комплекса региона и умения специалистов региона привлекать актуальны для региона ресурсы.  Этим предопределен уровень качества жизни населения региона. Для коэволюционого развития – социально — справедливого развития регионов нужен примерно равный (близкий) тем роста его состояния. Поэтому первичной клеточкой, формирующей коэволюционный процесс развития нужно брать меру различия между показателями, отражающими социально-экономическое состояние региона, Такая величина может быть представлена геометрическим расстоянием в многомерном пространстве показателей (признаков) —  это евклидово расстояние. В математике термин евклидово расстояние обозначает различие между изучаемыми объектами на всем пространстве его признаков. Из всего известного разнообразия способов вычисления меры различия между объектами мы остановились на геометрическом расстоянии в силу объективной необходимости анализировать коэволюцию в статике (ежегодно), так и в динамике (за продолжительные периоды).

Коэволюцию социально-экономической системы региона трактуем как сбалансированное и непротиворечивое социально-экономическое развитие регионов, как между собой, так и с экологической системой в целом. «Сбалансированное, непротиворечивое» мы понимаем как развитие, которому свойственно минимальное различие как в состоянии социально-экономической системы, так и в темпе происходящих изменений. Это дает нам основание моделировать процесс коэволюции СЭСР на основе расчета и анализа статики и динамики различий в их состоянии.

Учитывая доминирующую роль понятия «различие» в моделях коэволюции рассмотрим его толкования в Новой философской энциклопедии. Различие (лат. distinctus) рассматривается в нескольких аспектах. В онтологическом аспекте – это основа разнообразия (множественности) материального и духовного мира. По определению У. Р. Эшби, различие – самое фундаментальное понятие науки об управлении (кибернетики). Предполагая одновременное сходство и несходство вещей, различие соответствует закону Лейбница: «не существует  двух вещей, из которых одна была бы в точности такая, как и другая». Согласно Гегелю, мыслимое  как «несходство объекта внутри себя»  (как внутреннее  различие объекта), различие  является  источником развития. В логическом аспекте различие – это тип отношений,  характеризуемых свойствами антирефлексивности и симметричности [10]. Приведенные толкования термина «различие» подтверждают правомерность его использования для анализа и оценки согласованности (не изолированности, взаимообусловленности) коэволюции социально-экономического развития регионов.

В нашем исследовании «различие» принято трактовать как тип отношений, характеризуемый свойствами антирефлексивности и симметричности. С содержательной точки зрения различие объектов в широком смысле означает их несовпадение по каким  либо  (дискриминирующим) признакам (свойствам). За меру различия принято расстояние между объектами, характеризующееся достаточно большим набором признаков. В этой ситуации естественна необходимость сконцентрировать информацию, выражая большое число исходных признаков (показателей), через меньшее число более емких, внутренних характеристик состояния социально-экономической системы региона. При этом предполагается, что наиболее емкие (латентные) характеристики являются наиболее существенными, определяющими. Для такой конденсации информации предназначены методы факторного анализа, позволяющие производить декомпозицию комплексной социально-экономической системы на латентные подсистемы, содержащие взаимообусловленные (статистически связанные) показатели и способные быть смоделированными за счет одного факторного значения и малого набора индикативных показателей коэволюции социально-экономического развития регионов.

Преимущество факторного анализа состоит в том, что выявленные факторы при значительно меньшем их количестве, чем количество исходных социально-экономических показателей, содержат порядка 80-90% информации о ее состоянии. Т.е. вместо 100 или 200 показателей, отражающих социально-экономическое состояние региона можно перейти к 10-20 факторам, позволяющим без существенной потери точности и информативности описывать и анализировать подсистемы и процессы коэволюции регионального развития. Каждый фактор в «сжатом» виде содержит информацию о группе социально-экономических процессов, выраженных отклонениями (различиями) между значениями, отражающих их показателей. В один фактор объединяются показатели, которые имеют между собой причинные связи, т.е. показатели статистически сопряженные между собой.

В результате проведения факторного анализа возможно определить индикативные показатели, соответствующие выделенным факторам. Преимуществом выделения индикативных показателей является то, что все социально-экономические показатели, описывающие подсистему, можно выразить через значение индикативных показателей, используя регрессионные уравнения. А также то, что набор индикативных показателей содержит в себе, порядка 80 % общей информативности о согласованности развития социально-экономической системе регионов.

Выделенные факторы и соответствующие им индикативные показатели позволяют определить взаимосвязь различных подсистем на исследуемом наборе регионов. Для выделенных независимых факторов (подсистем) можно предлагать специфические, направленные на них, стратегические решения, т.к. независимость подсистем комплексной социально-экономической системы региона означает, что решения, разрабатываемые для других подсистем, на данную не будут оказывать влияния. Принимая во внимание сложность региональной социально-экономической системы такой подход к декомпозиции, анализу и моделированию имеет преимущества наглядности и убедительной модельной интерпретируемости.

Для выявления механизмов взаимообусловленных изменений важно уметь объединить рассматриваемые регионы в группы «похожих», обладающих близкими значениями различий  их социально-экономических показателей и, следовательно, схожих по уровню и сценарию социально-экономического развития и потенциалу развития в стратегической перспективе. Это позволит сравнивать объекты: субъекты Российской Федерации или муниципальные районы в рамках одного субъекта РФ по набору индикативных показателей коэволюции региона с учетом «типовой ситуации» в социально-экономическом развитии. Такую возможность дают методы кластерного анализа. Сформированные в результате кластерного анализа группы регионов являются своего рода сценариями регионального развития в рамках общей совокупности регионов.

 

Заключение

Использование в практике анализа социально-экономического развития регионов предложенных показателей позволит разрабатывать адекватные сложившемуся положению региона корректирующие управленческие решения, прежде всего в части выполнения государственных программ. Учитывая, что государственные программы ориентированы на сбалансированное региональное развитие, вовлечение дополнительных ресурсов для выравнивания темпов развития, а также повышение качества жизни населения, необходимым становится характеристика государственных программ с позиций их реального воздействия на социально-экономическое развитие региона, чему и способствует предложенные нами показатели оценки состояния коэволюции социально-экономического развития регионов.

 

Библиографический список

  1. Бостонский инновационный индекс -The innovation Imperative in Manufacturing.– [Электронный ресурс] – Режим доступа: http: //www . themanufacturinginstitute.org/~/media/6731673D21A64259B081AC8E083AE091.ashx
  2. Брагина З. В.Ершов В. Н. Иванов А. П. Структуризация информационного пространства экономических систем [Электронный ресурс] / З. В. Брагина, В. Н. Ершов, А. П. Иванов. — Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2008. –224 с.
  3. Брагина З.В., Киселев И.К., Морозов И.А. Журнал //Социальные и гуманитарные знания. – 2016. – № 4, с. 9-16.
  4. Евин И.А. Введение в теорию сложных сетей // Компьютерные исследования и моделирование. – 2010. – Том 2, № 2. – С. 121-141.
  5. Елисеева И.И., Юзбашев М.М. Общая теория статистики: Учебник / Под ред. И.И. Елисеевой. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Финансы и статистика, 2004. – 656 с.
  6. Капра Фритьоф Паутина жизни. Новое научное понимание живых систем, пер. с англ. Под ред. В.Г. Трилис.-К.: «София»; ИД «София», 2003. – 336с
  7. Колчинская Е.Э. Влияние транспортной инфраструктуры на промышленное развитие регионов России. Актуальные проблемы экономики и права. 2015. № 2. – С. 77-82.
  8. Корнеева А.С. Оценка социально-инфраструктурного потенциала регионов России. Вестник НГУ: Серия Социально-экономические науки. 2011. Том 11. Выпуск 3. – С. 156-166.
  9. Немкович Е.Г., Шмуйло Т.П., Степанова С.В. Методические подходы к оценке инфраструктурного каркаса северного приграничного региона России. Вестник Томского государственного университета. 2015. № 400. – С. 231–237.
  10. Новоселов М.М. Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль.  Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.
  11. Разуваев В.В. Оценка инвестиционной привлекательности регионов Российской Федерации. Вестник Пермского Университета. Экономика. 2011. – С. 45-53
  12. Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ; Постановление Правительства РФ от 11.10.2001 № 717 «О Федеральной целевой программе «Сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов Российской Федерации (2002-2010 гг. и до 2015 г.)»
  13. Худеева В.В. О подходах к оценке конкурентоспособности региона в условиях модернизации федеральной политики регионального развития: методика оценки. Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 32 (247). Экономика. Вып. 34. – С. 60–64.

 

References

  1. Boston Innovation Index — The innovation Imperative in Manufacturing [Bostonskij innovacionnyj indeks]. Access: http: // www. themanufacturinginstitute.org/~/media/6731673D21A64259B081AC8E083AE091.ashx
  2. Bragina Z. V., Ershov V. N., Ivanov A. P. Structuring the information space of economic systems [Strukturizacija informacionnogo prostranstva jekonomicheskih sistem]. KSU them. Nekrasov, 2008. 224 p.
  3. Bragina Z.V., Kiselev I.K., Morozov I.A. Journal of Social and human knowledge.  № 4, pp. 9-16.
  4. Evin I.A. Introduction to the theory of complex networks [Vvedenie v teoriju slozhnyh setej]. Computer Studies and Modeling. 2010. Volume 2, № 2. pp. 121-141.
  5. Eliseeva I.I., Juzbashev M.M. General Theory of Statistics: Textbook [Obshhaja teorija statistiki: Uchebnik]. 5th ed., Rev. and add. M . Finance and Statistics, 2004. 656 p.
  6. Kapra Frit’of. The Web of Life. New scientific understanding of living systems, lane. [Pautina zhizni. Novoe  nauchnoe ponimanie zhivyh sistem, per. s angl]. Ed. VG Trylys.-K .: «Sofia», 2003. 336p.
  7. Kolchinskaja E.Je. The impact of transport infrastructure on the industrial development of regions of Russia [Vlijanie transportnoj infrastruktury na promyshlennoe razvitie regionov Rossii]. Actual problems of Economics and Law. 2015. № 2. pp. 77-82.
  8. Korneeva A.S. Evaluation of social and infrastructure potential of Russian regions [Ocenka social’no-infrastrukturnogo potenciala regionov Rossii]. Vestnik NSU. Series Socio-Economic Sciences. 2011. Volume 11 issue 3 pp. 156-166.
  9. Nemkovich E.G., Shmujlo T.P., Stepanova S.V. Methodological approaches to assessing the infrastructural framework of the northern border region Russia [Metodicheskie podhody k ocenke infrastrukturnogo karkasa severnogo prigranichnogo regiona Rossii]. State-owned Herald Tomsk University. 2015. № 400. pp. 231-237.
  10. Novoselov M.M. New Encyclopedia of Philosophy: In 4 vols [Novaja filosofskaja jenciklopedija. V 4 tt]. M . Thought. Under the editors VS Stё 2001.
  11. Razuvaev V.V. Evaluation of investment attractiveness of Russian regions [Ocenka investicionnoj privlekatel’nosti regionov Rossijskoj Federacii]. Journal of Perm University. Economy. 2011. pp. 45-53
  12. Rating of socio-economic status of the subjects of the Russian Federation; [Rejting social’no-jekonomicheskogo polozhenija sub’ektov RF]. RF Government Decree of 11.10.2001 number 717 «On the Federal Target Program» Reducing the differences in socio-economic development of regions of the Russian Federation (2002-2010. And up to 2015) «.
  13. Hudeeva V.V. On the approaches to the assessment of the competitiveness of the region in the modernization of the federal policy of regional development: a methodology for assessment [O podhodah k ocenke konkurentosposobnosti regiona v uslovijah modernizacii federal’noj politiki regional’nogo razvitija, metodika ocenki]. Journal of Chelyabinsk State University. 2011. № 32 (247). Economy. Vol. 34. pp. 60-64.

Методология исследований