Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (33), 2013

Управление водохозяйственным кластером

Water resources cluster management

Авторы


доктор технических наук, профессор, ректор
Россия, Вологодский государственный технический университет
sokolov@mh.vstu.edu.ru

Аннотация

Представлены проблемы и особенности функционирования водохозяйственного комплекса в Российской Федерации, показана необходимость управления водными ресурсами по бассейновому принципу, а также финансовая стратегия при управлении водным объектом. Обосновываются рентные платежи за пользование водными ресурсами, предлагается хозяйственный механизм водопользования, адекватный рыночным условиям. Представлены основные направления совершенствования экономического механизма водопользования в Российской Федерации.

Ключевые слова

природная рента, водные ресурсы, водохозяйственный комплекс,бассейновый принцип, платежи за ресурсы, налогообложение.

Рекомендуемая ссылка
Соколов Леонид Иванович
Управление водохозяйственным кластером// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (33). Номер статьи: 3310. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/3310/
Authors

Sokolov Leonid Ivanovich
Doctor of Technical Sciences, Professor, Rector
Vologda State Technical University
sokolov@mh.vstu.edu.ru

Abstract

Problems and peculiarities of operation of multipurpose water-resources scheme in the Russian Federation are presented, the necessity of watershed management and financial strategy at management of water body are shown. Rent payments for usage of water resources are proved, the economic mechanism of water consumption adequate to market conditions is proposed. The main directions of development of the economic mechanism of water consumption in the Russian Federation are described.

Keywords

natural rent, water resources, multipurpose water-resources scheme, basin principle, payments for resources, taxation.

Suggested Citation
Sokolov Leonid Ivanovich
Water resources cluster management. Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (33). Art. #3310. Date issued: 2013-01-23. Available at: http://eee-region.ru/article/3310/

Print Friendly, PDF & Email
Водопользование представляет собой совокупность всех форм и видов использования водных ресурсов в общей системе природопользования. Оно экономически устойчивое, если природные запасы этих ресурсов по мере истощения возобновляются, либо замещаются искусственно подготовленным водным ресурсом. Т.е. должен соблюдаться баланс израсходованного водного ресурса с количеством очищенной воды, которое возвращают в природу. При этом следует оценить разницу между рентой и готовностью общества платить за воду. Современный уровень управления водными ресурсами требует учитывать особенности и экологическую устойчивость водной среды территорий, оценивать экономические, экологические и социальные последствия водопользования.

Субъектами кластера водопользования являются технологические системы водоснабжения, водоотведения, системы мелиорации, объекты гидроэнергетики, водного транспорта, рекреации, предприятия рыбного хозяйства, водный  туризм, промышленные и сельскохозяйственные производства.

Основу водохозяйственного кластера составляют 65 тысяч объектов гидротехнического назначения, 36 тыс. водозаборных и сбросных сооружений, 29 тыс. водохранилищ, прудов, накопителей жидких отходов с напорными гидротехническими сооружениями.

Государственный водный фонд РФ содержит поверхностные и подземные водные объекты. В целом по стране обеспеченность водными ресурсами составляет 30,2 тыс. куб. м на человека в год, что значительно превышает установленный ООН критический минимум, необходимый для удовлетворения потребностей, — 1,7 тыс. куб. м, однако территория Российской Федерации характеризуется значительной неравномерностью их распределения. На освоенные районы европейской части страны, где сосредоточено более 70 процентов населения и производственного потенциала, приходится не более 10 процентов водных ресурсов.

В маловодные годы возникают локальные дефициты водных ресурсов для обеспечения нужд питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения в Республике Калмыкия, Белгородской и Курской областях, Ставропольском крае, отдельных районах Южного Урала и юга Сибири. В экономике Российской Федерации ежегодно используется порядка 60 куб. км воды. Одной из характерных проблем является недостаточная рациональность использования водных ресурсов. Так, водоемкость внутреннего валового продукта Российской Федерации значительно превышает аналогичные показатели экономик таких развитых стран, как Германия, Франция, США и Канада.

Проблемой, требующей особого внимания, является сохраняющийся высокий уровень негативного антропогенного воздействия на водные объекты. В водные объекты Российской Федерации сбрасывается более 52 куб. км в год сточных вод. Более 70 процентов сточных вод, подлежащих очистке (13,7 куб. км), сбрасываются недостаточно очищенными, почти 20 процентов (3,7 куб. км) — загрязненными без очистки и только 10 процентов (1,9 куб. км) — очищенными до установленных нормативов. Свыше 60 процентов общего объема сброса загрязненных сточных вод в Российской Федерации составляют сточные воды, сбрасываемые предприятиями жилищно-коммунального хозяйства, и более 25 процентов общего объема сброса загрязненных сточных вод приходится на долю промышленных предприятий, что отрицательно влияет на экологическое состояние рыбохозяйственных водных объектов. Причинами этого являются значительный износ очистных сооружений, применение устаревших технологий очистки сточных вод и прием объектами жилищно-коммунального хозяйства загрязненных стоков городских промышленных предприятий. Серьезной проблемой является абразия берегов водохранилищ. В зонах опасного разрушения берегов в России находятся 450 населенных пунктов. Основными последствиями разрушения берегов являются выведение из землепользования значительных площадей сельскохозяйственных и лесных угодий, а также развитие оползневой опасности на застроенных территориях.

Водохозяйственные комплексы отдельных бассейнов рек в условиях экстенсивного хозяйственного развития формировались, как правило, произвольно. Сегодня они требуют профессиональной экспертной оценки и в большинстве случаев реконструкции и модернизации.

Водопользование на водосборах целого ряда рек Европейской части России находится под влиянием оперативных факторов, определяемых существующим социально-экономическим положением территорий водосбора. В результате экологическая обстановка на этих территориях неустойчивая. Предприятия разных ведомств и разных форм собственности, являясь водопользователями на данной территории, не учитывают проблемы и нужды других участников водохозяйственного комплекса, что в условиях дефицита водных ресурсов недопустимо. Во избежание такого рода противоречий необходимо планировать стратегическое развитие водохозяйственных комплексов бассейнов рек.

Из-за нестабильной работы большинства предприятий, их сложного финансового положения, а также неудовлетворительного бюджетного финансирования выполнение водоохранных мероприятий осуществляется крайне низкими темпами. В доходах бюджетной системы страны средства, полученные за пользование водными объектами, составляют незначительную долю, что снижает возможности инвестирования водохозяйственной деятельности из федерального бюджета.

Платежи за использование водных ресурсов в настоящее время не играют большой роли в формировании бюджетов многих областей и муниципалитетов. Получаемых доходы недостаточны для решения природоохранных проблем. Повышение платежей до уровня, сопоставимого с величиной экологического ущерба, невозможно поскольку это вызывает резкое удорожание выпускаемой продукции и снижение её конкурентоспособности. Самое главное в настоящих условиях обеспечить повышение эффективности собираемых средств и их целевое использование. Реформирование налоговой системы в сфере водопользования, как показывает опыт других стран, должно осуществляться по двум направлениям: одни налоги должны стимулировать, сохранять и поддерживать используемые водные ресурсы, другие — обеспечить доступ населения к ограниченному объёму ресурсов за малую плату с одновременным повышением налоговой ставки для остальных.

Отсутствие  должной  очистки коммунальных,   промышленных, сельскохозяйственных   сточных   вод   и загрязнение водосборных территорий привели к повсеместному загрязнению поверхностных   и   подземных  вод антропогенными примесями.   В   результате   «водный   фактор»   стал лимитирующим в социально-экономическом развитии большинства регионов России.

Водохозяйственный комплекс имеет технологический и функциональный износ, поэтому нуждается в модернизации. Одна из причин такого положения состоит в том, что «у воды и сооружений нет эффективного собственника или он вообще не определен»[1].

Для развития водохозяйственного кластера более эффективен «водный платеж», средства от которого поступают в целевой бюджетный фонд. Однако сегодня с водопользователей взимается “водный налог” и существующая сейчас схема платежей за использование природных ресурсов исчерпала свои возможности.  Этот факт создает дополнительную  нагрузку  на  производителя продукции и услуг.  При этом использовать  собранные средства в природоохранных целях не удается, т.к. эти деньги «растворены» в производственных затратах. Для  изменения   существующего   положения   необходимо   квотировать водные ресурсы и вести систему  поощрения   лучших   пользователей  водных ресурсов.   Например, предприятие получает квоту на сброс загрязненных вод в реку. Если оно применит инновационные технологии по очистке сточных вод или освоит систему повторного использования очищенных сточных вод, регенерацию реагентов, утилизацию осадков, то сможет сэкономить значительные ресурсы и снизить антропогенную нагрузку на природный водоем.

Таким образом, для оптимизации водопользования и водопотребления на территории РФ необходимо усовершенствовать систему платежей, налогов и сборов за пользование водными объектами.

Действующая система платы за пользование    водными    объектами    недостаточна   для    оптимизации водопользования, так как она не учитывает экономическую оценку воды как природного ресурса. Наряду с платой за пользование водными объектами необходимо включить плату за загрязнение водных ресурсов  адекватно наносимому ущербу. В настоящее время применяются нормативные методы оценки ущерба, что нельзя признать корректным, т.к. ущерб получается “эфемерным”, “условным”. При этом не выделяется субъект, которому причинен ущерб, и не выделяются убытки. Размер налога за пользование водными объектами не учитывает стоимости воды как ресурса и мало обоснован. Отсутствие достаточной платы за пользование водными объектами не стимулирует предприятия к созданию систем повторного использования воды и оборотных систем.

Накопленные за годы активных натурных наблюдений знания и информация и имеющиеся научные разработки  могли бы позволить упорядочить и повысить экологическую, экономическую и социальную эффективность на водосборах бассейнов рек России. Однако эта информация стала дорогой, что затрудняет ее использование. Нет единого банка-хранилища результатов научных исследований. Программы  исследований разных ведомств разрознены, результаты противоречивы и мало согласованы.

Даже результаты химических анализов проб воды, как природной, так и сточной, выполненные разными ведомствами (например, Санэпиднадзором и Гидрометслужбой), имеют существенные различия, а требования стандартов (СанПиНов) по некоторым показателям (хром, медь) находятся за пределами допустимой ошибки. Требования по некоторым показателям к качеству воды поверхностных водоемов выше требований качества питьевой воды.

Если управление водными ресурсами имеет свою длительную предысторию, опыт и развитый инструментарий, то управление потребительскими свойствами воды, экологическим состоянием водоемов и водосборов находится в стадии формирования. Одна из причин этого – отсутствие объективных методов комплексной оценки состояния водных объектов по совокупности гидрохимических, санитарно-бактериологических показателей с учетом естественного фона водоема. Оценки состояния гидробиоценоза по различным существующим сегодня индексам зачастую не сопоставима между собой.

В практике различных государств оценка социального, экономического и экологического состояния территорий определяется с помощью системы индикаторов. Показатели подразделяются на характеризующие качество жизни населения, в т.ч. и состояние окружающей природной среды, и уро­вень хозяйственного развития. Интегральный индикатор определяется с использованием процедуры взвешивания исходных показателей. При этом коэффициенты взвешивания могут нести на себе нагрузку выделения приоритетов государства в данный момент.
Для водоемов устанавливаются индикаторы, включающие содержание органического вещества, взвешенных веществ, тяжелых металлов, растворенного кислорода, санитарно-бактериологические и токсические показатели, степень загрязнения донных отложений и т.д.

Перечисленные индикаторы могут быть использованы для оценки воздействия на водоем конкретными химическими веществами (степень загрязнения донных отложений, индикаторы нагрузки), так и для оценки комплексного антропогенного воздействия (содержание органического вещества растворенного кислорода, санитарно-бактериологические показатели, биоиндикаторы).

Бассейновая схема управленческого учёта должна быть основой для принятия решений, создающих широкие возможности для прогнозирования основных параметров процессов, происходящих на водосборе. На наш взгляд, необходимо по бассейновому принципу создать государственные органы управления водными ресурсами и передать их в регионы, а координацию деятельности в области водных ресурсов реализовать на федеральном уровне.

Стоимость воды является денежным эквивалентом её потребительских свойств. При    всей    социальной   значимости    воды    как   первоосновы жизнеобеспечения человека ее следует признать экономическим продуктом. Вода должна стать товаром, который имеет свою цену, продавца и покупателя.

Стоимость воды складывается из ее ценности как природного ресурса (с учетом потенциальной выгоды) и затрат,  необходимых для воспроизводства водных ресурсов. Реальная ценность водного ресурса измеряется рентой. Однако, в России, самой богатой природными ресурсами стране, непозволительно малую долю доходов бюджета составляют рентные платежи.

В фактических подходах российского бюджета 87 – 90%  дают налоговые поступления от капитала и труда (т.е. упор сделан на обложение заработной платы) и только 10 – 13% — от природной ренты, т.е. вклад природной составляющей почвы в 10 раз меньше потенциально возможного уровня.
Увеличить долю доходов от эксплуатации «природного», в том числе водного, сектора можно путем изменения принципов налогообложения за природопользование.

В существующей налоговой системе наблюдается своеобразный парадокс: «С одной стороны вклад труда в ВВП не превышает 5 – 7%, а с другой – есть стремление до 70% всех налогов получать за счет этого фактора производства». Только объективно существующих условиях заработная плата не может выступать в качестве налогооблагаемой базы, более того – основной [4].

В начале перестройки в России мировое научное сообщество призывало российское руководство формировать государственные доходы за счет взимания ренты за пользование землей и природными (водными в том числе) ресурсами. Противники введения рентных платежей заявляют, что экономическую ренту в чистом виде трудно определить.

Ее действительно устанавливают с помощью косвенных приемов, используя для этого физические характеристики объекта природы, например водоема: качество воды, доступность, расстояние до потребителя, возможности очистки и доочистки, надежность подачи потребителю и т.д. При предварительной оценке налогооблагаемого потенциала природных богатств профессиональные оценщики отталкиваются от рыночных цен. За возможный уровень налоговых поступлений в водохозяйственную отрасль может быть принята сумма, составляющая примерно 5% от суммарной стоимости потребляемого водного ресурса.

Для целей более точной оценки природного критерия следует использовать показатель дифференциальной ренты.

С точки зрения рентного налогообложения экономической оценкой природных (водных) ресурсов могут выступать мировые цены.

Этот вывод подтверждает академик Д.С. Львов, считающий что «в современных условиях в качестве замыкающих затрат во многих случаях должны выступать мировые цены. Превышение внутренних замыкающих затрат над мировыми ценами свидетельствует о неэффективности использования соответствующих природных ресурсов».

Государственная водная политика РФ должна основываться на поэтапном переходе к полному самофинансированию водохозяйственного сектора.  Платность  водопользования следует признать наиболее эффективным инструментом рационального использования и воспроизводства экологически полноценных водных ресурсов. Покрытие всех затрат за счет платежей   водопользователей  является  единственной  надежной   основой реализации политики устойчивого водопользования. В переходный период также не исключается    возможность    привлечения    дополнительных финансовых  ресурсов   для  проведения   особо   важных   или  экстренных мероприятий.

Сегодня нет связи нормативной — правовой базы с экологической составляющей состояния водного объекта. Поэтому разработка нормативной базы должна быть направлена на стимулирование рационального  использования  и  воспроизводства водных ресурсов, что предполагает совершенствование существующей системы налогов и платежей. Сегодня законы РФ носят фискальный характер.

В ближайшее время необходимо обеспечить освоение хозяйственного механизма водопользования адекватным рыночным условиям. Для этого должна быть расширена сфера гражданско-правовых отношений между теми хозяйствующими субъектами, которые пользуются ресурсами водных объектов, с одной стороны и теми хозяйствующими организациями, задача которых является определение содержания этих водохозяйственных сооружений, инженерно-техническое обустройство водных объектов, обеспечение качества воды в них.

Законом должна быть сформирована финансовая база водохозяйственной отрасли. На законодательном уровне необходимо установить, что собираемые средства должны быть строго целевыми и должны использоваться только в водохозяйственном кластере.

При этом должны приниматься эффективные управленческие решения, предусматривающие комплексное решение вопросов, связанных с использованием водных объектов, включая рационализацию использования водных ресурсов при соблюдении интересов всех водопользователей, охраной водных объектов, в том числе реализацией мер и внедрением механизмов, способствующих улучшению качества сточных вод, а также с предупреждением негативного воздействия вод и обеспечением безопасности гидротехнических сооружений.

Такой подход позволит объединить в систему отдельные мероприятия и добиться максимального социально-экономического эффекта, выраженного в гарантированном обеспечении потребностей экономики в водных ресурсах, сокращении уровня экологического воздействия на водные объекты, сбалансированном развитии территорий и отраслей национальной экономики, повышении защищенности населения и территорий от наводнений и другого негативного воздействия вод, а также в формировании и проведении единой государственной политики в области использования и охраны водных ресурсов и создании условий для эффективного взаимодействия всех участников водохозяйственного кластера.

Список литературы

  1. Тарасов Н. Эпоха безответственного водопользования закончилась.// Экос. №4-2003. с.2.
  2. Соколов Л.И. Устойчивое водопользование — быть или не быть?// Экология и промышленность России.-2007-№ 6-с.48-50.
  3. Львов Д.С. Обновленные ориентиры экономической политики // Реформы глазами американских и российских ученых. – М., 1996.С.163-184.
  4. Львов Д.С. Будущее российской экономики // Экономист. – 2001. –№12 –с.14.

References

  1. Tarasov N. The era of irresponsible water use over [Epokha bezotvetstvennogo vodopolzovaniia zakonchilas]. Ekos. №4. 2003. p.2.
  2. Sokolov L.I. Sustainable water — to be or not to be? [Ustoichivoe vodopolzovanie — byt ili ne byt?]. Ekologiia i promyshlennost Rossii. 2007, № 6, pp.48-50.
  3. Lvov D.S. The updated guidelines of the economic policies [Obnovlennye orientiry ekonomicheskoi politiki]. Reformy glazami amerikanskikh i rossiiskikh uchenykh. M., 1996. pp.163-184.
  4. Lvov D.S. The future of the Russian economy [Budushchee rossiiskoi ekonomiki]. Ekonomist. 2001, №12, p.14.

Пространственная экономика, Экономика природопользования