Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (32), 2012

Трансформационные процессы в Арктическом регионе

Transformation processes in the Arctic region

Авторы


доктор экономических наук, заместитель директора по научной работе
Институт экономики Карельского научного центра Российской академии наук
olvit@mail.ru


кандидат экономических наук, старший научный сотрудник
Институт экономики Карельского научного центра Российской академии наук
chubieva@mail.ru

Аннотация

В статье авторами представлены результаты научно-исследовательской работы ИЭ КарНЦ РАН в рамках выполнения проекта РГНФ №12-32-06001 «Россия в Арктике: история, современность, перспективы». В публикации представлены научно-методические особенности разработки модели региональной экономической политики Арктическом регионе.

Ключевые слова

модель региональной экономической политики, арктический регион.

Финасирование

Работа выполнена в рамках выполнения проекта РГНФ «Россия в Арктике: история, современность, перспективы», проект №12-32-06001 «Российская Арктика: современная парадигма развития»

Рекомендуемая ссылка
О.В.ТОЛСТОГУЗОВ , И.В. ЧУБИЕВА
Трансформационные процессы в Арктическом регионе// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (32). Номер статьи: 3211. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/3211/
Authors

O.V.Tolstogyzov
DSc. of Economics, Vice-Director for Science in the Institute of Economics
Karelian Research Centre of the RAS
olvit@mail.ru

I.V.Chubieva
PhD of Economics, Senior Research Associate in the Institute of Economics
Karelian Research Centre of the RAS
chubieva@mail.ru

Abstract

In the article, the authors present the results of the research work of IE KRC RAS within the framework of the project RFH № 12-32-06001 "Russia in the Arctic: the history, actuality and prospects". The publication presents the scientific-methodical peculiarities of regional economic policy model arctic region.

Keywords

model of regional economic policy, arctic region.

Project finance

Work performed in the framework of the project RHF №12-32-06001 "Russian Arctic: Past, Present and Prospects"

Suggested Citation
O.V.Tolstogyzov , I.V.Chubieva
Transformation processes in the Arctic region. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (32). Art. #3211. Date issued: 2012-11-24. Available at: http://eee-region.ru/article/3211/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Экономические исследования последних десятилетий показали, что региональная экономика имеет ярко выраженную пространственно-временную составляющую, которая отражается в разнообразных моделях развития региона, описывающих экономические явления и закономерности развития. В статье рассмотрены основные подходы к формированию региональной экономической политики в Арктическом регионе, основанные на экономической модели развития «центр-периферия».

Происходящий глобальный структурный кризис, затронувший в последние годы также и субъекты, входящие в Арктический регион РФ, выявил необходимость выработки новой экономической доктрины для приграничных регионов, нацеленной на интересы личности, общества, государства с высокой ориентацией на будущее и сохранения территориальной целостности. Наблюдается тенденция усиления модели «центр-периферия», к моделям, нацеленным на раскрытие внутреннего потенциала развития региона, включающим инструменты кластерной политики, «регионов обучения», партнерские отношения. В условиях «новой экономики» приоритетами государственной экономической политики становятся: интересы субъектов интеллектуального капитала, всестороннее развитие личности, повышение квалификации и творческих возможностей субъектов создания и реализации научно-технических нововведений. Так например, Форум Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества является одним из ярких примеров регионализации, объединения экономик стран Восточной Азии и Арктического региона, на долю которых приходится 40 % населения Земли (2,6 млрд. чел.), 60 % мирового ВВП и 50 % мировой торговли.

В «Основополагающих принципах устойчивого пространственного развития Европейского континента» заложены методологические основы политики пространственного развития стран Севера Европы. В них сказано, что Европа обладает потенциалом для реализации модели полицентричного развития городской ткани с большим числом зон роста (включая расположенные на периферии), организованных в форме городских сетей, которые могут создавать стимулы и необходимые инфраструктурные условия, экспортно-ориентированные производства для привлечения инвестиций. Новым направлением в создании полицентрической общеконтинентальной модели в современных условиях становятся:

  • создание новых зон – хабов, «городов-ворот» через которые осуществляется связь и торговля Европы с другими частями света;
  • развитие приграничных, сельских районов, укрепление малых и средних городов, поселений этнических общин, ориентированных на рост, основанный на повышении взаимодействия с региональными и транспортными программами, а также сотрудничества с частным сектором, за счет обмена информацией и ноу-хау на основании партнерства «город – село» («центр-периферия»).[5]

Данные подходы применены при разработке современных моделей экономического пространства, в рамках разработки Стратегии развития Сибирского федерального округа, и макрорегина «Юг России».

В современных процессах определения региональной специфики хозяйственного освоения многими странами используются модели полюсов развития теории кумулятивного роста. Кластеры, как производственная система представляются актуальным направлением современного приграничного европейского сотрудничества, что нашло отражение в принятых документах: «Декларации об укреплении экономического сотрудничества в Европе» (1997 г.) и «Плане действий». В РФ разработаны и приняты фундаментальные документы, имеющие целью отслеживание влияния глобализации: Доктрина продовольственной безопасности, Концепция информационной безопасности России.

В российских практиках формирования региональной экономической политики в обособленных регионах, в том числе и приграничных, используются кластерно-сетевые модели инновационного развития. Ключевыми направлениями кластерной политики в северных субъектах РФ [4] являются:

  • Развитие инновационного потенциала, предусматривающее осуществление финансовой поддержки НИОКР, создание научных и технологических парков, центров трансферта технологий, инновационных баз данных, содействие в коммерциализации НИОКР.
  • Развитие человеческого капитала, предусматривающее мероприятия по повышению качества образования по профилю кластера, программы повышения квалификации, стимулирование притока специалистов из других регионов и из-за рубежа, в 2010 г. внешнеэкономические связи РФ и Финляндии предоставили около 160 тыс. рабочих мест в России и порядка 53-54 тыс. рабочих мест в Финляндии.
  • Поддержка бизнес-инициатив, предусматривающая создание бизнес-инкубаторов по профилю кластера, венчурных фондов, содействие доступу к кредитным ресурсам, предоставление в лизинг оборудования на льготных условиях, определенные налоговые преференции, предоставление льгот по использованию государственного имущества, упрощение процедур регистрации компаний, снижение административных барьеров.
  • Поддержка экспансии продукции кластера на международных рынках, включающая программы поддержки экспорта, сертификации продукции по международным стандартам, содействие в проведении маркетинговых исследований, поддержка участия (или организации) в соответствующих выставках и ярмарках. Территории СЗФО выступает современной площадкой для отрабатывания важных элементов модели экономического взаимодействия между РФ и ЕС в рамках международных соглашений и договоров.
  • Развитие инфраструктуры кластера, предусматривающее финансирование проектов по развитию транспортной и инженерной инфраструктуры, связи и телекоммуникаций. Внешнеторговый оборот между РФ и Финляндией, по данным таможенной статистики, в 2010 г. составил 16,8 млрд. долл. Доля РФ в финляндском товарообороте составила 13,3 %. На территории РФ реализуется около 20 средних и крупных финских инвестиционных проектов. Крупнейшим среди финских инвесторов в РФ сейчас является энергетический концерн «Fortum», инвестиционная программа которого для российской экономики оценивается в 3 млрд. евро.

Безусловно, решение задачи повышения конкурентоспособности приграничного региона (зачастую, региона с моноотраслевой ресурсоориентированной экономикой) должно быть связано с реализацией модели структурной экономической политики, ориентированной на формирование вторичных конкурентных преимуществ. В ней источником вторичных преимуществ выступает не только процесс последовательного изменения специализации региона, но и развитие межотраслевого кооперирования, связанного с созданием новых для региона производств и продуктов, с формированием под них новых рыночных ниш на границах традиционных рынков. В этом случае инвестиции, направляемые на разработку и производство таких продуктов, способны дать максимальный эффект, а хозяйствующим субъектам не придется отвлекать средства на преодоление «входных» барьеров, имеющих место на традиционных рынках (так как создавая новые продукты и находя рыночные ниши для них, хозяйствующие субъекты уходят от прямой конкуренции; другими словами, формируют рынки монополистической конкуренции, устанавливая объемы ее выпуска на уровне максимизации прибыли). Такая модель монополистической конкуренции в полной мере применима для приграничных регионов, которые обладают транзитными возможностями. Главная проблема при этом состоит в правильном определении возможных точек дифференциации, перспективных для региона продуктов, обладающих большим рыночным потенциалом. Реализовать на практике этот несложный алгоритм можно создав для него действенную стратегию повышения конкурентоспособности, основанную на специфических факторах, дифференцирующих данный регион.

Модель полицентричного развития нашла отражение в трудах Лаженцева В.Н. при рассмотрении циркумполярной проекции пространства Арктики. Широтное зонирование Севера, с вхождением Республики Карелия в зону Ближнего Севера, усиливает роль Арктики в формировании геополитики и внешних экономических связей в части топливно-энергетических, минерально-сырьевых и биологических ресурсов, отсекает Арктику от континентального Севера как природно-ресурсную базу формирования внутрироссийского рынка. Одновременно предлагается рассматривать и учитывать меридиональную проекцию пространства Арктики и Севера, с вхождением РК в Баренц-Балтийскую мегаструктуру, которая позволяет фиксировать экономическое движение «юго-север», являясь противовесом расколу пространства России по мировым политико-экономическим блокам [1].

Для эффективного развития экономики приграничного региона и повышения его конкурентоспособности необходима модель региональной экономической политики, отличающаяся высокой восприимчивостью к внешним и внутренним изменениям, позволяющая выявлять возможности развития региона и превращать их в конкурентные преимущества. В зарубежных бизнес-школах некими аналогами такой модели управления, которые могут быть адаптированы для приграничного региона, являются модели управленческих циклов PDCA и SDCA (цикл генерирования улучшений и цикл закрепления достигнутых улучшений и стандартизации – элементы «стратегии кайзен»), а также модель управления на основе «слабых сигналов» (модель опережающего управления). Комплексный подход, охватывающий всю экономическую среду, учитывающий материальные и нематериальные факторы, с выявлением глобальных и региональных проблем, требует использования набора методов предложенных оценки региональной политики предложенной по программе MEANS (CEC, 1999 г.). Предлагается учесть для оценки инновационного потенциала приграничного региона предложения Центра стратегических разработок «Северо-Запад», в качестве основных оценочных показателей: наличие человеческих ресурсов для инновационных разработок; создание новых знаний; распространение и применение новых полученных знаний; вывод инновационной продукции на рынок.

Жабрев А.А., Межевич Н.М., Леонтьева А.Н. отмечают, что региональное развитие зависит не только от уже существующих ресурсов, но также и от получения новых ресурсов в рамках программ трансграничного сотрудничества, а также возможности его резидентов управлять ресурсами других регионов. Особенностью формирования экономической политики приграничного региона является баланс между моделью периферийной барьерности и субцентральной контактности [3].

Крайне актуальным вопросом является формирование новой системной модели модернизации экономики и управления в регионе, как структурной модели повышения конкурентоспособности. Вопрос о рациональных пропорциях в структуре экономики рассматривается во всех макроэкономических доктринах, в том числе федеральных документах территориального планирования для северных приграничных территорий: Концепция государственной поддержки экономического и социального развития районов Севера (утв. постановлением Правительства РФ от 07.03.2000 г. № 198), Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 г. (утв. распоряжением Правительства РФ от 28.12.2009 г. № 2094-р), Стратегия социально-экономического развития Сибири до 2020 г. (утв. распоряжением Правительства РФ от 05.07.2010 г. № 1120-р), Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу (утв. Президентом РФ 18.09.2008 г. № Пр-1969).

Рассматривая процессы комплексного социально-экономического развития приграничного региона как целостной системы с подсистемами основных отраслей и сфер жизнедеятельности и сложившимися тенденциями развития и факторов, обусловивших тот или иной характер протекания социально-экономических процессов предлагается применение системы методов стратегического анализа (СРА). В отличие от традиционных методов в число учитываемых факторов (численности и состава населения, миграции, регионального дохода, потоки и платежный баланс, региональные экономические циклы, мультипликатор, размещения промышленности, исследование межрегиональных и внутрирегиональных связей по схеме затраты-выпуски т. д.) включается пространственно-временная корреляция и условие синхронизации действия субъектов. Определяя перспективы развития территории, целесообразно учитывать и подходы, изложенные в международных документах: Хартия городов Европы за устойчивое развитие (Аалборгская хартия от 27.05.1994 г.), Европейская перспектива пространственного развития (Потсдам, 05.1999 г.), Итоги Всемирного саммита по устойчивому развитию в Йоханнесбурге (Иоханнесбургский меморандум от 09.01.2004 г.) и другие документы. В данных международных документах выделяются четыре группы активов (факторов развития территории и роста благосостояния), которые имеют значение для развития местной или региональной экономики:

  • общие (географическое положение, демографический потенциал, климат);
  • пространственного развития (система расселения, инфраструктура, каркас развития территории);
  • ресурсной обеспеченности (природные условия и обеспеченность природными ресурсами, рекреационный потенциал, экологические условия и состояние окружающей среды);
  • экономического развития (факторы производства, производственный и финансовый капитал, потенциал развития) и социальные активы (социально-политическая стабильность, частно-государственное партнерство, квалификация и трудовые ресурсы, социальная инфраструктура).

В современных условиях особенности структурной организации экономики приграничного региона обуславливаются с одной стороны современными глобализационными процессами, формированием единого экономического пространства (приграничные регионы усиливают связность пространства в рамках трансграничного сотрудничества), ускорением инновационных процессов, в которых первостепенную роль играют развивающиеся информационно-коммуникационные технологии, возможности передачи и обработки, огромных массивом информации, с другой исторически сложившейся (сформированной) структурой экономики региона. В рейтинге стран о вовлеченности стран в международную торговлю (The Global Enabling Trade Index) 2012 г. Россия занимала 112, Финляндия 6 среди 132 государств мира. Экономические меры, направленные на укрепление логистических цепочек, заложенные в современные модели развития регионов РФ направлены улучшение основных показателей: доступ к внутреннему рынку, административное управление на границах, деловой климат, а также транспортная и коммуникационная инфраструктура.

Мау В. выделяет пять характерных принципов функционирования социальной сферы в современных российских условиях, которые необходимо учитывать при их структурной модернизации и формировании региональной экономической политики, которые отражают особенности современных технологий – их динамизм (быстрое обновление) и углубляющуюся индивидуализацию технологических решений: непрерывный характер услуги; услуга становится более индивидуализированной; услуга приобретает глобальный характер; возрастает роль частных расходов на развитие человеческого капитала и все более активную роль начинают играть новые технологии, радикально изменяющие характер оказываемых услуг [2]. Согласно исследованию особенностей структуры экономики приграничного региона, проведенных в Институте экономики Карельского научного центра РАН, Республика Карелия по степени вовлеченности в мировую экономику относится к территории с развитыми договорными отношениями приграничного сотрудничества (трансграничный регион) [6]. Трансформация структуры организации региональной экономики представлена в таблице 1.

Таблица 1 — Трансформация структуры организации региональной экономики Республики Карелия

Временные периоды изменения структурной организации региональной экономики

до 90 -ых г. XX в.

90-е — 2000 гг. XX в.

начало XXI в.

командно-административная экономика

трансформационный период формирования рыночной экономики

переход к технологической структуре информационной экономики

Условия развития региона

формирование отраслевой и территориальной структуры экономики, регулируемой центром;
жесткая вертикаль управления (определение путей развития и межрегионального взаимодействия, распределение ресурсов);
изолированность от мировых рынков
распад вертикали управления;
структурные изменения в экономике;
разрыв единых территориально-производственных связей
процесс глобализации мировой экономики посредством преобразования мирового пространства в единую экономическую зону, где свободно перемещаются информация, товары и услуги, капитал, трудовые ресурсы;
развитие информационно-коммуникационных технологий;
интеграция в мировую экономику

Возможности развития региона

исполнение директивы центра участием в развитии народно-хозяйственного комплекса;
ограниченность в сфере внешнеэкономической деятельности
поиск путей развития и интеграции в мировое пространство на уровне региона формирование моделей региональной экономической политики на основе принципов экономической свободы и хозяйственной самостоятельности;
применение инструментов регионального маркетинга в стратегическом планировании развития региона;
развитие межрегионального и международного сотрудничества

Условия развития приграничного региона

наличие государственной границы и правил пограничного режима;
территория особого паспортного режима («граница на замке»)
заключение Соглашений и Договоров о международном приграничном сотрудничестве в экономической сфере;
обустройство приграничной инфраструктуры и «открытие» государственной границы
институциональные преобразования;
изменения условий приграничной торговли в связи с вступлением РФ и ВТО;
изменение законодательства о государственной границе и пограничной зоне

Возможности развития приграничного региона

выгоды от соотношения национальной денежной единицы с международным курсом валюты;
создание предприятий с иностранным капиталом
реализация международных проектов в рамках программ частичное снятие ограничений для использования ресурсов территории для иностранных инвесторов (лес, минеральные ресурсы и пр.);
развитие приграничного сотрудничества, реализация международных проектов и программ в экономической, культурной и др. сферах на уровне региона, организации, личности

Приграничное сотрудничество является достаточно новым для территорий Крайнего Севера элементом внешнеэкономических связей и представляет собой структурный элемент региональной экономической политики. В качестве примера следует рассмотреть современный этап формирования региональной экономической политики Финляндии, которая граничит с Карелией, и оказывает влияние на формирование приграничных экономических отношений двух стран. В современной Финляндии, инновации определены, как одним из приоритетных направлений стратегического развития. Вступивший в силу 2008 г. Закон о национальном управлении сотрудничеством на внешних границах ЕС в рамках Европейского инструмента соседства и партнерства (European Neighbourhood and Partem ship instrument – EN RI), явился регламентирующим документом позволившим осуществить ряд программ трансграничного сотрудничества, в том числе «Коларктик», «Карелия», «Юго-Восточная Финляндия». Необходимыми предпосылками приграничного сотрудничества служит географическая близость, схожесть в отраслевых структурах и возможность совместного использования природных, трудовых, научно-технических и прочих ресурсов. Территориальное разделение труда и развитие интеграционной инфраструктуры создает дополнительные преимущества для подобного образования. Еврорегионы играют позитивную роль в качестве инструмента сглаживания различий в уровнях экономического развития сотрудничающих территорий, совместного решения экологических проблем, а так же снятия культурных и языковых барьеров, различных стереотипов.

В Основополагающих принципах устойчивого пространственного развития Европейского континента отмечено что, «трансграничное сотрудничество сегодня является необходимым условием экономического развития пограничных районов, имеющих особые проблемы связанные с закрытостью, маргинализацией общества. Лиссабонская декларация «Сети для устойчивого пространственного развития Европейского континента: Мосты через Европу» выдвигает ряд методологических подходов для формирования приграничных сетей взаимодействия в экономической и социальной сфере, являются ключевым инструментом к установлению приграничных связей путем поддержки устойчивой взаимозависимости среди различных личностей и территорий. Прецедентом в развитии трансграничной кооперации за последние годы явилось образование около 140 Еврорегионов». Опыт создания еврорегионов в РФ показывает, что в основу экономического сотрудничества необходимо брать не традиционную торгово-посредническую модель, а воспроизводственно-инвестиционную модель взаимодействия. При этом возникает задача в систематизации целей и интересов регионов для разработки комплексной программы сотрудничества, которая позволит смягчить несоответствия правовой базы, сосредоточить научно-технические потенциалы регионов на решении общих социально-экономических, экологических и других проблем.

В ходе V Астанинского экономического форума (22-24.05.2012 г.) были обозначены основные ключевые принципы развития человеческой цивилизации (G-GLOBAL) в XXI в.:

  • справедливости, равенства, консенсуса, деление стран на великие и второстепенные, ведущие и ведомые, цивилизационно устарело.
  • глобальной толерантности между государствами, вне зависимости от их геополитического веса и влияния, исторического опыта, уровня развития экономики и общества.
  • максимальной открытости и прозрачности в международных делах.
  • конструктивной многополярности.

В документах Евросоюза основными условиями конкурентоспособности территорий названы человеческий капитал, инфраструктура и инновации. Поэтому в силу необходимости интеграции северных приграничных регионов в европейское пространство, объективно обусловленной приграничным положением, формирование этих условий для Республики Карелия является приоритетным. В контексте европейского выбора России региональная миссия и идентичность Карелии объективно обусловлена и выражена идеей: Карелия — территория эффективной интеграции лучшего российского и мирового опыта в области экономики, социальной сферы, охраны окружающей среды на основе взаимовыгодного партнерства, территория взаимодействия культур (деловой, трудовой, технологической, национальной) России и Северной Европы на основе равных возможностей. Именно в таком контексте надо рассматривать стратегию приграничного региона, которая нацелена на создание конкурентоспособной региональной геоэкономической модели и которая сочетает механизмы преодоления демографического и экономического кризисов и формирования условий для устойчивого экономического развития с эффективной экономической системой. Предлагается геометрическая (пространственная) модель, в которой в соответствии с определенными событиями улавливается технологическая или конъюнктурная волна, происходит трансформация экономического пространства, что в свою очередь влияет на формирование материальных и финансовых потоков и концентрацию бизнеса [7].

Можно обсуждать перспективу новой модели освоения территории, поскольку качество человеческого капитала, например, в Республике Карелия, пока не накладывает системные ограничения и не является препятствием при смене специализации. Если Республика Карелия выступает на глобальных рынках, как стратегический субъект управления, то это дает ей возможность попасть в зону макропространственных изменений. В этом случае становится возможным изменение роли и функций в системе международного и межрегионального труда, модернизации экономики северного приграничного региона и создание условий для значительного повышения производительности труда и капитала.

Заключение

Для эффективного развития экономики Арктического региона и управления социально-экономическими процессами необходима принципиально новая модель региональной экономической политики, отличающаяся высокой восприимчивостью к внешним и внутренним изменениям, позволяющая выявлять возможности развития региона и превращать их в источники экономического роста. Предполагается построение такой модели региональной экономической политики в Республике Карелия, которая основана не на управлении только доступными ресурсами, а на управлении возможностями, предоставляемыми географическим положением Арктического региона и внешней средой.Такая модель региональной экономической политики должна быть ориентирована на управление рынками, в том числе внешними, через механизмы включения региона и его экономических агентов во внешние цепочки добавленной стоимости, тем самым, расширяя «масштабы управления» за пределы административных границ региона.

Библиографический список

  1. Лаженцев В.Н. Социально-экономические проблемы Севера: методология и опыт комплексного регионального исследования / Секция экономики Отделения общественных наук РАН 20.05.2010 г.
  2. Мау В. Социально-политический контекст / Российская экономика в 2011 г. Тенденции и перспективы. (Выпуск 33) – М.: Институт Гайдара, 2011. 592 с.
  3. Межевич Н.М., Шарунас Р. Роль приграничного сотрудничества между Европейским Союзом и Российской Федерацией в двухсторонних и региональных программах экономического развития / в рамках проекта «Приграничное сотрудничество в контексте регионального диалога ЕС-Россия (119860 /C / CV / multi LOT № 7), 2010.
  4. Методические рекомендации по реализации кластерной политики в северных субъектах РФ / Совет Федерации Комитет по делам Севера и малочисленных народов. Отраслевые рынки № 5-6 (18), 2008.
  5. Основополагающие принципы устойчивого пространственного развития европейского континента / Европейская Конференция Министров регионального планирования (СЕМАТ), Ганновер, 7-8.09.2000, Guiding Principles for Sustainable Development of the European Continent. Strasbourg. 2000, 2002.
  6. Отчет о научно-исследовательской работе по теме № 47 «Научно-методологические особенности разработки и реализации региональной экономической политики в приграничном регионе (на примере Республики Карелия)» / ИЭ КарНЦ РАН, 2012
  7. Толстогузов О.В. Стратегия периферийного региона в условиях ограничения информации: методология, теория, практика / О.В. Толстогузов. – Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2010. – 488 с.

References

  1. La?encev V.N. Socio-economic problems of the North: methodology and experience integrated regional studies / 20.05.2010.
  2. Mau V. Socio-political context / Russian economy in 2011, Trends and perspectives. (Issue 33) Institute of Gaidar, 2011. p. 592
  3. Mezevich n.m., Sharunas R. Role of cross-border cooperation between the European Union and the Russian Federation in bilateral and regional economic development / (119860 /C / CV / multi LOT № 7), 2010.
  4. Guidelines for implementing cluster policies in the Northern constituent entities of RF /Federation Council Committee for the North and minority peoples. Sectoral markets № 5-6 (18), 2008.
  5. Guiding Principles for Sustainable Development of the European Continent. Strasbourg. 2000, 2002.
  6. Report on Research. Scientific-methodological peculiarities of the design and implementation of regional economic policy in the border region (by the example of RK) / Petrozavodsk: Institute of Economics KRC RAS, 2012.
  7. Tolstogyzov O.V. Strategy for a peripheral region in conditions of limited information: methodology, theory, practice / KRC RAS, 2012.

Региональное развитие