Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (14), 2008

Влияние экономических преобразований на рынок труда на начальном этапе формирования рыночных отношений в Республике Карелия

Impact of economic reforms on the labor market at an early stage of formation of market relations in the Republic of Karelia

Авторы


кандидат педагогических наук
Министерство экономического развития Республики Карелия
glushanok@economy.onego.ru

Аннотация

Активный процесс формирования российского рынка труда происходит под воздействием большого количества разнообразных факторов, оказывающих влияние на тенденции и условия его развития. Эти факторы различаются по уровню функционирования, по своему характеру, степени и направлениям воздействия. Территориальные различия в ресурсах, демографической базе и экономическом потенциале определяют характерные черты формирования рынка труда в регионах.

Ключевые слова

рынок труда в регионе, рабочая сила, занятость, промышленность

Рекомендуемая ссылка
Глушанок Тамара Михайловна
Влияние экономических преобразований на рынок труда на начальном этапе формирования рыночных отношений в Республике Карелия// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (14). Номер статьи: 1402. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/1402/
Authors

Glushanok Tamara Mihailovna
PhD
Ministry of Economic Development of the Republic of Karelia
glushanok@economy.onego.ru

Abstract

Active process of formation of the Russian labour market occurs under influence of a plenty of the various factors influencing the tendencies and conditions of its development. These factors differ on a level of functioning, on the character, a degree and directions of influence. Territorial distinctions in resources, demographic base and economic potential define characteristic features of formation of a labour market in regions.

Keywords

labour market in region, labour, employment, the industry

Suggested Citation
Glushanok Tamara Mihailovna
Impact of economic reforms on the labor market at an early stage of formation of market relations in the Republic of Karelia. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (14). Art. #1402. Date issued: 2008-06-07. Available at: http://eee-region.ru/article/1402/

Print Friendly, PDF & Email
Влияние экономических преобразований на рынок труда на начальном этапе формирования рыночных отношений в Республике Карелия

Рынок труда как часть товарного рынка функционирует по тем же законам, что и рынок конечных товаров, но со своими особенностями (спрос на рабочую силу является зависимым от спроса на конечную продукцию; специфичность самого товара – рабочей силы, например, неотделимость рабочей силы от её владельца; особенность процесса обмена рабочей силы: начинается в сфере обращения (рынок труда), продолжается в сфере производства и завершается на товарном рынке).

Рынок труда имеет свою структуру, своих субъектов (наёмные работники, работодатели и государство), свой механизм взаимодействия и согласования интересов работодателей и трудоспособного населения, желающего работать (спрос и предложение), свою инфраструктуру (центры содействия занятости, биржи труда, центры профессиональной подготовки и переподготовки кадров и др.).

В советский период развитие рынка труда в России сдерживалось, с одной стороны, высокой монополизацией экономики, жестким государственным регулированием заработной платы, с небольшой ее дифференциацией в зависимости от результатов труда, отсутствием рынка жилья, административными ограничениями на переезд в другие города.

С другой стороны, работников привязывало к предприятиям высокая доля услуг, льгот, получаемых за счет социальных фондов предприятий, которые в первую очередь предоставлялись лицам, имевшим большой стаж работы на данном предприятии. В частности, работники крупных предприятий получали жилье, могли устроить своих детей в детский сад, лагерь, получить бесплатные или льготные путевки в дома отдыха, профилактории, санатории и т.д.[1]

Длительное функционирование экономики в административно-государственном режиме, естественно, наложило отпечаток на все закономерности и основные характеристики этого рынка. Взаимодействие традиционного государственного сектора и вновь образующегося частного, в соответствии с предлагаемой западными экономистами двухсекторной моделью, должно было выражаться, с одной стороны, в активном «сбросе» излишней рабочей силы госпредприятиями, с другой, — ростом найма рабочей силы частными фирмами. Роль рыночного института, обеспечивающего переход работников из одного сектора в другой, должна была сыграть безработица, масштабы которой определялись бы различной интенсивностью процессов высвобождения и найма.[2]

Однако трансформация занятости произошла одномоментно: вчера предприятие было государственным, сегодня — частным. И так как на вновь создаваемые предприятия частного сектора привлекали наемных работников по рыночным критериям, то туда пришли инициативные, профессионально мобильные кадры, способные к адекватному восприятию не только изменившейся среды функционирования предприятий, но и условий купли-продажи рабочей силы.

Новые условия функционирования предприятий и действовавшие формы найма способствовали развитию конкуренции на рынке труда, а поиск оплачиваемой работы фактически стал элементом экономической активности граждан.

Наиболее сложным периодом становления рынка труда в республике стал период 1990-1998 гг. За это время среднегодовая численность занятых сократилась на 106055 чел. (30% от численности занятых в 1990 г.). Наибольшее сокращение занятых на предприятиях отмечено в 1993г. и 1998 г. и составило 22,8 и 23,5% соответственно от общего числа сокращений за период 1990-1998 гг.

Производительность труда является характеристикой эффективности использования рабочей силы. Анализ этого показателя особенно важен для исследования эффективности работы отраслей в условиях реформирования экономики. Статистические данные показывают, что производительность труда в 1998 году по сравнению с 1991 годом составляла в целом по промышленности – 77,9%, в лесопромышленном комплексе 71,7%, в энергетике – 58,6%, машиностроении – 51,9%, строительстве – 25,5%, легкой промышленности – 17,2%. Основными причинами такого положения являются спад производства и избыточная занятость. Так, избыток рабочей силы с промышленности составил 13,1 тыс. человек (10,7% от общей численности работающих), а в строительстве 19 тыс. человек (44,9% соответственно). Спад производства в этих отраслях шел быстрее, чем уменьшение численности занятых в производстве.[3]

Безработица стала новым явлением на рынке труда. В характеристике безработицы и ее масштабах нашли отражение прежние деформации в развитии общественного разделения труда и в системе хозяйства. На диспропорции в отраслевой и профессиональной структуре занятости республиканский рынок труда отреагировал вынужденной бездеятельностью определенной части трудоспособного населения в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве, в строительстве, в прочих непромышленных сферах материального производства, в социальных и в муниципальных учреждениях, обслуживающих население.

От безработицы пострадали в первую очередь граждане, неспособные к перемене места работы, профессии и режима труда. Значительную долю среди них составили лица, ранее работавшие в группе индустриальных профессий, много лет занятые физическим трудом и на работах с тяжелыми и вредными условиями, бывшие служащие, инженеры и специалисты со средним уровнем образования и недостаточной подготовкой.

Многие из потерявших работу оказались неспособными адаптироваться к происходящим переменам и остались достаточно пассивным контингентом граждан, рассчитывающих только лишь на социальную помощь со стороны государства. Другая, более активная конкурентоспособная часть рабочей силы, опирающаяся на собственные возможности в поисках работы, уходила с рынка труда, как в прежние профессиональные сферы, так и в новые виды трудовой деятельности.

Сегментирование рынка труда по социально-демографическому, возрастному, образовательному признаку выявило отличительные особенности положения безработных в Карелии в первой половине 90-х годов. Наибольшим спросом пользовались мужские рабочие профессии: электромонтеры, электросварщики, слесари, кровельщики, каменщики, бетонщики, штукатуры, маляры, плотники и другие строительные и ремонтные специальности. Структура спроса внутри профессиональных групп изменилась в пользу наиболее квалифицированных рабочих и специалистов. Спрос на менее квалифицированные категории работников заметно снизился. Среди безработных отмечалась высокая доля женщин, молодежи, инвалидов и других социально слабозащищенных групп населения.

На фоне снижения объемов производства, роста неплатежей, остановки работы ряда предприятий, сокращения бюджетного инвестирования, процесс снижение численности работающих продолжался. Изменение структуры рабочих мест сказалось на добровольном или вынужденном оттоке рабочей силы с предприятий. По причинам незанятости наибольший процент в структуре безработных приходился на граждан, уволенных вследствие текучести кадров (около 60%), по сокращению штата (до 20%), из-за неустроенности на работу после окончания учебного заведения (около 10%). Одновременно шел рост «частично» безработных, длительное время находящихся под угрозой увольнения, и работников, отправленных в вынужденные отпуска по инициативе администрации без сохранения содержания или частичной оплатой труда. Численность работников, занятых неполное рабочее время по инициативе администрации на крупных и средних предприятиях Республики Карелия в 90-х годах постоянно росла, достигнув к 1998г. 21,1 тыс. человек (8,6% среднесписочной численности), а административные отпуска получили в том же года 19,1 тыс. чел. (7,8% соответственно). В период 1997-1998 гг. в республике были зафиксированы самые высокие показатели уровня общей и официальной безработицы -16,6% и 5,6% соответственно (таблица 1).

Таблица 1 — Основные показатели безработицы Республики Карелия

1998 1999
Численность официально зарегистрированных безработных, на конец года тыс.чел. 23,2 13,8
Уровень общей безработицы, на конец года % 16,6 15,7
Уровень общей безработицы, по РФ, на конец года % 13,2 13,0
Уровень зарегистрированной безработицы, на конец года, % 5,6 3,4
Уровень зарегистрированной безработицы, по РФ, на конец года, % 2,7 1,7
Количество безработных на одну вакансию на конец года, тыс.чел. 46,5 10,6

Безработица по-разному затрагивала различные слои общества: у мужчин уровень безработицы — 12,8%, у женщин — 6,9%. В отличие от горожан, среди которых он составляет 7,5%, незанятость жителей сельской местности в 2,4 раза выше (18,2%). Доля молодых людей до 29 лет, ищущих работу, доходила до 40% от безработных, выходящих на рынок труда. Почти у трети всех безработных (37,8%) поиск места работы затягивался на долгие месяцы. Безработица приняла затяжной характер, среднее время поиска работы держалось на высоком уровне и почти не снижалось (9,1 месяцев против 8,9 месяца в России). [4]

Такое положение отражало застойный характер процесса формирования рынка труда, отсутствие его воздействия на динамику занятости, структуру занятости и мобильность рабочей силы. При этом предложение труда приобрело двойственный и более скрытый характер, произошла деформация стимулов к труду, снизились мотивации в повышении качества рабочей силы, профессионального мастерства, ограничились масштабы спроса на труд, и исказилась его структура. Выросли экономические издержки безработицы. Специалистами подсчитано, что рост безработицы на 1% приводит к потерям 2% валового национального продукта.

Еще одной особенностью рынка труда переходного периода, вытекающей из наличия безработицы, стал диктат работодателя, который часто называют «монопсоническим» (от слова «монопсония», обозначающее наличие одного покупателя и многих продавцов). Это положение, из которого покупатель (работодатель) извлекает массу выгод для себя. Самая значительная выгода, к которой приводит работодателя его монопсоническое положение на рынке труда, – это возможность опускать цену рабочей силы ниже прожиточного минимума.

Повышая требования к профессиональным навыкам работников и усложняя их обязанности, руководители предприятий и организаций устанавливали заработную плату на уровне, который зачастую не соответствовал реальной оплате труда нанимаемых работников. Правда, это делало и государство в бюджетной сфере. Поэтому уровень средней заработной платы работников здравоохранения, образования, культуры и искусства в 1995 году был на 48% ниже, чем в промышленности.[5] Для обеспечения своих семей работникам приходилось работать на 2–3 низкооплачиваемых работах.

Выигрыш от «монопсонического» положения работодатель получает денежно-меркантильный, но не экономический (по большому счету), иначе не была бы в проигрыше вся экономика. Многие работодатели признают в этот период наличие кадрового кризиса. Они ощущают острую нехватку эффективно работающего персонала, преданного фирме, мотивированного корпоративной этикой. Проблема усугубляется еще и тем, что оборот персонала, несмотря на высокую напряженность рынков труда достаточно высокий.[6]

В таких условиях началось стремительное распространение так называемой «нетипичной занятости» (т.е. частичной занятости с неполным рабочим днем, без обязательного страхования) особенно в торгово-коммерческой деятельности, в науке, образовании, в сфере услуг, рекламы и информации. Новая форма занятости расширяла границы совокупного предложения труда на условиях вторичной занятости, совмещения рабочих мест или выполнения работы по договорам гражданско-правового характера. По некоторым исследованиям, она охватывала пятую часть занятого населения, а на крупных и средних предприятиях на таких условиях было занято порядка 10 тыс. человек (около 4% общего числа замещенных мест).[7] Посредством случайных, временных занятий, работы в личном подсобном и частном домашнем хозяйстве работники боролись за выживание. Ясно, что отдача на каждом из таких рабочих мест была довольно низкой, а последствия дополнительной нагрузки работника проявлялись в его психическом и физическом здоровье.

Структура занятости претерпела серьезные изменения. Численность занятых в сфере материального производства за период 1990-1999 гг. уменьшилась на 105501 чел., из которых 49% пришлось на промышленность (52152 чел.), 25,8% — строительство (27466 чел.) и 12,1% (12904 чел.) на сельское хозяйство. Численность занятых в сельском хозяйстве уменьшилась на 66,4%. Самые незначительные изменения (в сторону уменьшения) в численности занятых за период реформ произошли в лесном хозяйстве (на 645 чел.), связи (на 463 чел.), в отрасли «геология и разведка недр, геодезическая и гидрометеорологическая службы» (на 299 чел.).

В нематериальных отраслях производства за этот период численность занятых в целом увеличилась за счет таких отраслей как: «управление», «жилищно-коммунальное хозяйство», «здравоохранение», «кредитование», «страхование», «финансы» и прочие отрасли. Причем самый больший процент увеличения пришелся на отрасль «управление». Этот процесс в управлении начался в 1991 г. с резкого роста: на 75,9% по отношению к предыдущему 1990 г., а в 1999 г. численность управленцев составила уже 348% от 1990 г., т.е. увеличилась почти в 3,5 раза. Сокращение численности занятых произошло в образовании, культуре и науке. Больше половины от числа сокращенных (52,24%) пришлось на отрасль «наука и научное обслуживание». На 100 человек занятых в экономике республики в 1996 г. приходилось 12 человек безработных (не учитывая примерно 15 по скрытой безработице) и 61 пенсионер.

Нагрузка на сферу материального производства была еще больше, так как ее соотношение с непроизводственной сферой по численности работающих составило в 1996 г. 62:38 (смещение произошло в сторону увеличения последней: в 1989 г. это соотношение было 72:28).[8]

Рисунок 1 — Динамика и структура занятости населения Карелии в 1991-2000 годах

Динамика и структура занятости населения Карелии в 1991-2000 годах

Наиболее показательной для понимания особенностей становления регионального рынка труда является процесс разгосударствления экономики, институциональные преобразования форм собственности на средства производства. Прежде всего — это приватизация и развитие новых форм хозяйствования. По данным Госкомстата Республики Карелия[9] , с 1992 г. — начала крупномасштабной приватизации — было приватизировано свыше 1000 предприятий, из них более половины (531) — в течение 1993 г. Несмотря на замедление процесса приватизации после 1995 г. (ежегодное количество приватизируемых предприятий не превышает 2-3-х десятков), продолжало возрастать (примерно на тысячу в год) количество вновь образованных и зарегистрированных предприятий, большинство из которых — частные. Кроме того, в Республике Карелия насчитывалось около 5 тыс. предпринимателей без образования юридического лица.

Отношение работников и трудовых коллективов к владению собственностью заметно изменилось после 1 июля 1994 г. — с переходом к денежной форме приватизации. Если в период чековой приватизации 85% коллективов предпочли акционироваться по варианту, позволяющему трудовому коллективу владеть контрольным пакетом акций, то на денежном этапе приватизации — только 24%.

С приватизацией началось последовательное сокращение занятости на государственных и муниципальных предприятиях и в организациях. Так в 1992 году на них работало 300,0 тыс. человек, а в 2000 году — уже 159,1 тыс. человек. При этом численность работающих в частном секторе менялась в течение этого периода неадекватно: в 1992 году 88,8 тыс. человек, 1995 году — 104,5 тыс. человек, а в 1998 году — всего 82,6 тыс. человек. [10]

Среднегодовое выбытие работников с крупных и средних предприятий в период 1996-1998 гг. составляло более 73 тысяч человек. В отраслевом разрезе «передовиками» по движению кадров стали: строительство, жилищно-коммунальное хозяйство и непроизводственные виды бытового обслуживания населения — оборот кадров в этих отраслях превышал 120-130%. [3]

Межотраслевые перемещения рабочей силы были обусловлены изменением объемов производства, отраслевой переориентацией спроса и предложения труда, дифференциацией оплаты труда. Сокращение спроса на рабочую силу в строительстве, сельском хозяйстве, промышленности (за исключением электроэнергетики и цветной металлургии) сопровождалось его увеличением в отраслях, ориентированных на конечное потребление и обеспечение функционирования рынка. Произошло существенное перераспределение занятости между сферами производства и обращения.[3] Рабочая сила начала перемещаться в рыночно привлекательные сферы, которые могли обеспечить лучшие условия ее воспроизводства, большую оплату труда. Однако проявились и другие причинно-следственные связи функционирования рынка труда. Занятость в сфере торговли и материально-технического снабжения, жилищно-коммунального хозяйства, рабочие места в здравоохранении, культуре и искусстве, как правило, не требуют высокой и специальной профессиональной подготовки, её часто заменяет опыт работы, навыки и умения, связи и отношения с партнерами. И хотя занятость в этих сферах обусловливает относительно невысокую оплату труда, именно они поглотили большую часть оставшихся без работы специалистов с профессиональным образованием. Педагоги, инженеры, работники искусства, в основном женщины, вынуждены были трудиться на рынках, в ларьках и в магазинах, теряя при этим свою квалификацию, лишая себя социальных гарантий и в первую очередь пенсионного обеспечения по старости в будущем, потому что часто были вынуждены работать без официального оформления.

Изменения численности занятых в отраслях экономики республики происходили разными темпами. Потери кадров в промышленности и сельском хозяйстве составили 38-46%, а их доля в общей занятости сократилась в полтора-два раза меньше. Потерявшие почти две трети персонала строители сократили свое «участие» в личном факторе производства лишь наполовину. С другой стороны, рост занятых в торговле, жилищно-коммунальном хозяйстве, кредитно-финансовой сфере и в аппарате органов управления сопровождался более существенным изменением их доли в численности занятого населения.

Особенно ярко эти закономерности прослеживаются в промышленности. Рост числа работников в электроэнергетике в 1998 году на 13,3% по сравнению с 1991 годом привел к увеличению удельного веса отрасли в общей численности занятых в промышленности на 86,4%, почти двукратное увеличение в цветной металлургии — в 3,57 раза. Практическое сохранение занятости в черной металлургии более чем в полтора раза подняло ее удельный вес в промышленной занятости. Возрастание доли работников лесопромышленного комплекса происходило на фоне 50%-го сокращения численности занятых в деревообработке, 38%-го — на лесозаготовках и незначительного (17,8%) — в целлюлозно-бумажной промышленности. [9]

Появление экономической альтернативы и свободы выбора получения дохода инициировали приток наиболее активной рабочей силы в предпринимательство, в фермерство, в финансовый и страховой бизнес, в сферу обслуживания населения и платных услуг.

Однако медленные темпы отраслевых сдвигов в этот период отражают не только отсутствие структурной реформы, но и ожидаемый трудный переход от сжимающегося к растущему рынку труда, на котором переток трудовых ресурсов определяется открывающимися возможностями трудоустройства.

Заключение

Длительное функционирование экономики Республики Карелия в административно-государственном режиме, естественно, наложило отпечаток на все закономерности и основные характеристики этого рынка. Взаимодействие традиционного государственного сектора и вновь образующегося частного привело к активному «сбросу» излишней рабочей силы госпредприятиями и росту найма частными фирмами. Различная интенсивность процессов высвобождения и найма сопровождалась новым для российского рынка труда явлением – безработицей. При наличии избытка предложений на рынке труда у работодателей стали формироваться новые требования к качеству рабочей силы, социально-трудовым отношениям, взаимодействию с государственными структурами. Отсутствие четкой государственной политики на рынке труда привело в дальнейшем к серьезным последствиям, которые в настоящее время пытаются решать в рамках социального партнерства все заинтересованные стороны: государство, работодатели и объединения профсоюзов. Однако этот процесс ещё далек от завершения.

Библиографический список: 

  1. Экономика труда: (социально-трудовые отношения):Учебник / Под ред. Н.А.Волгина, Ю.Г.Одегова.- М.: Издательство «Экзамен»,2004.- 736с.
  2. Aghion P., О. Blanchard. On the Speed of Transition in Central Europe. NBER Macroeco-nomic Annual, 1994.
  3. Рудаков М.Н. Оплата труда и движение рабочей силы / Рынок труда и рынок образовательных услуг в Республике Карелия: Сб. научных статей по материалам научно-практического семинара / под ред. В.А.Гуртова. – Петрозаводск: ПетрГУ, 2003. – 320 c.
  4. Трудовые ресурсы в Республике Карелия: Стат. сб. / Госкомстат РК. Петрозаводск, 2000. с. 46.
  5. Рынок труда и показатели деятельности республиканской службы занятости в 1995 году (аналитические материалы). Выпуск 2. Министерство труда и занятости Республики Карелия; Петрозаводск.1996. с 76.
  6. Вершинина Т. Н. Рынок труда переходного периода и проблемы адаптации к нему трудоспособного населения//Вестник Международного Славянского Университета.- 1999.- т.2, № 1.- часть3.- С.31 – 37.
  7. Социально-трудовые отношения в трансформируемой России: Тез.доклад, международной конференции 16-17 марта 2000 г. Вып.1. Воронеж, 2000. с.161-163.
  8. Формирование территориального раздела Единого государственного регистра предприятий и организаций всех форм собственности и хозяйствования (ЕГРПО) началось в Комитете по статистике Республики Карелия с января 1993 г.
  9. Социальная сфера Республики Карелия: Стат.сб./Комстат РК. Петрозаводск, 2003.с.35-36.
  10. Акулов В. Б., Ревайкин А. С., Шмелев В. Б. Ситуационный анализ и оценка развития Республики Карелия за годы экономических реформ. — Вопросы статистики. 1999. № 4. С. 31.

Экономика труда